Механизм управления процессами социализации бизнеса предполагает раскрытие его на различных уровнях абстракции: механизм в целом, механизм социализации, региональный уровень действия механизма.

Обратимся к первому уровню. Проблема механизма управления социально-экономическими процессами рассматривается в научной литературе на протяжении длительного периода времени. При этом подходы к определению самого понятия «механизм» весьма разнообразно.

Структура механизма управления

Термин «механизм» в общественные науки ввел Ф. Гегель: «Механический характер заключается в том, что, каково бы ни было соотношение соединяемых [объектов], оно чуждо им, не касается их природы, и хотя бы оно и было связано с видимостью чего-то единого, оно все же остается только сложением, смесью, кучей и т.д.» (74). Таким образом, механизм - это совокупность частей, не важно, каких именно.

Д. Лафта считает механизмом аппарат или порядок, движущий или преобразующий систему в целом и ее элементы (75). Позицию автора следует считать обоснованной, действительно, смысл механизма заключается в обеспечении движения системы. Однако, данное определение позволяет понять скорее назначение, чем содержание механизма.

Б. Райзберг считает хозяйственный механизм совокупностью процессов, организационных структур, форм и методов управления, правовых норм, посредством которых реализуются экономические законы и осуществляется воспроизводство (76). Если абстрагироваться от целей механизма - реализации законов и воспроизводства, то в структуре механизма остаются процессы, оргструктуры, формы, методы, нормативные акты. Представляется, что структура механизма охарактеризована достаточно полно, но его компоненты представлены на разных уровнях абстракции. В частности, нормативные акты - конкретный элемент механизма нельзя соотнести с такой его компонентой как «форма».

Близкую точку зрения высказывают Ю. Трещевский и С. Седыкин, утверждая, что механизм любого управления социально-экономической системой представляет собой организованную совокупность форм, методов и инструментов, используемых субъектами управления для достижения упорядоченности процессов, происходящих в этой системе, их ресурсной обеспеченности, координации различных видов деятельности . В данном случае достаточно определенно прослеживается иерархия категорий, движение от общего - форм, к конкретному - инструментам. Содержание указанных элементов механизма зависит от характера управляемых явлений и процессов, образующих систему.

Сложность раскрытия содержания механизма на абстрактном уровне обусловила обращение исследователей преимущественно к механизмам управления определенными конкретными процессами. При этом прослеживаются, естественно, и очертания механизма управления социальноэкономическими системами в целом.

О. Деревянко рассматривает механизм в качестве процесса, способа функционирования хозяйственной системы, в основе которого лежит совокупность производственных отношений (78).

Т. Ефремова считает, что механизм обеспечивает возможность движения системы, получение ею положительного эффекта посредством реализации различных состояний и процессов, образующих систему в целом. Механизм - это совокупность устройств, определяющих порядок деятельности (79). С автором можно согласиться, однако, следует заметить, что переход между понятиями «механизм» и «совокупность устройств» не добавляет характеризуемой категории конкретности, необходимо обращаться к «устройствам», раскрывая их содержание.

Акцент на процессной составляющей механизма делается Р. Маннаповым и Л. Ахтариевой (80).

А. Букреев, И. Рощупкина применительно к экономикоорганизационный механизму антикризисного управления пишут, он представляет собой совокупность организационных форм и экономических методов, взаимно увязанных на микроуровне в единый регулируемый правовыми нормами механизм, позволяющий предприятию стабилизировать свою производственно-хозяйственную и финансовую деятельность с помощью антикризисных процедур применительно к предприятию - должнику (81). Абстрагируясь от процессов стабилизации, можно увидеть традиционное обращение к экономическим, организационным, институциональным (правовым нормам) методам.

На наш взгляд в данном случае не очень удачно сочетаются с одной стороны - организационные формы, с другой - экономические методы. Из законов диалектики следует, что формы и методы - категории, находящиеся на разных уровнях абстракции. Так, у Г. Гегеля форма и сущность - категории одного порядка: «В том-то и состоит абсолютное взаимоотношение формы и сущности, что сущность есть простое единство основания и основанного, но в этом единстве как раз сама она определенна или есть отрицательное и отличает себя как основу от формы, но таким образом сама становится в то же время основанием и моментом формы» (82).

Напротив, метод у Гегеля связан с изучением конкретного, получением «непосредственного или опосредованного знания» (83). В связи с этим более обоснованным представляется ранжирование форм, методов, инструментов по уровням абстракции.

Так, И. Рисин определяет механизм как совокупность форм, методов и инструментов, применяемых субъектами управления в отношении процессов функционирования и развития социально-экономических систем (84). Эту же версию указанный автор воспроизвел и в последующем (85). При внешней общности подхода И. Рисина с одной стороны и А. Букреева и И. Рощупкиной - с другой, здесь заметны существенные различия. Действительно, формы в трактовке И. Рисина выступают в качестве наиболее общего компонента механизма, методы и инструменты конкретизируют их.

Н. Сироткина применительно к управлению качеством характеризует механизм как жестко установленные связи между элементами управления, обеспечивающие эффективное достижение стратегических целей предприятий в области качества продукции и обеспечивающих его технологических процессов на основе комплексного воздействия на наиболее приоритетные направления его развития. В качестве основных блоков механизма указанный автор называет системный анализ, стратегический менеджмент, индикативное управление, управление человеческими ресурсами (86). Несмотря на то, что речь идет об управлении качеством, можно считать, что данная структура механизма имеет универсальный смысл. Специфика объекта отражается не в структуре механизма, а в содержании его элементов.

Позже Н. Сироткина определила механизм как совокупность взаимосвязанных мероприятий, осуществляемых в особой последовательности (87). Иначе говоря, механизм приобрел конкретность, поскольку речь пошла о мероприятиях, где нет места абстракциям. С одной стороны, это позволяет формировать систему взаимосвязанных мероприятий, добиваясь необходимой практичности, с другой - пропадает уверенность, что мероприятия будут запланированы и проведены с учетом принципа необходимого и достаточного разнообразия. Для этого нужен выход на абстрактные уровни, позволяющие выделить однородные по важнейшим признакам группы таких мероприятий, которые можно сформулировать как формы, методы и пр. Кроме того, в механизме отсутствуют его важнейшие элементы - субъекты и объекты. При всей важности связей между элементами механизма, субъекты и объекты должны присутствовать в нем, иначе нет оснований для возникновения связей. В этой связи показательно, что У. Эшби (88) и его последователи называют объекты и субъекты управления в качестве базовых элементов механизма. Мы полагаем, что субъекты и объекты управления должны включаться в состав механизма, поскольку они и образуют его корпускулярную основу. Формы, методы, инструменты только используются субъектами, обеспечивая динамичность управляемых систем.

Как отдельный элемент механизма наряду с объектом и субъектом Т. Ускова, С. Сивкова, В. Смирнов (89) называют цель. Цель также следует отнести к элементам механизма, хотя она, как нечто единое, может и отсутствовать, если состав субъектов, объектов широк и неоднороден.

В связи с этим отметим особое положение цели в системе перехода от объективного к субъективному и обратно, от существующего - к несуществующему, ее абсолютно внешнее по отношению к реальности состояние, отмеченное Г. Гегелем: «Понятие, которое тем самым сняло все моменты своего объективного наличного бытия как внешние и которым они положены в его простое единство, благодаря этому полностью освободилось от объективной внешности, с которой оно уже соотносится лишь как с несущественной реальностью; это объективное свободное понятие есть цель» (90). В отсутствие цели, внутренне обусловленной или обусловленной внешними обстоятельствами, механизм не может функционировать в системном одинстве.

Обобщая вышеизложенное, можно утверждать, что структура механизма управления социально-экономическими процессами и явлениями включает в себя в наиболее общем виде два корпускулярных элемента: субъект и объект; систему иерархически упорядоченных связей: формы - методы - инструменты; цель - как объективно необходимый атрибут.

Заметим, что в отношении субъекта и объекта проблема решается достаточно просто, хотя, как мы увидим ниже, не всегда однозначно, а система связей зависит от содержания механизма, которое не рассмотрено ни в одной из версий управления социально-экономическими системами. Точнее, оно не рассмотрено в версиях, посвященных механизмам управления. Сами связи рассмотрены в фундаментальных исследованиях, посвященных функционированию социально-экономических систем.