Механизм управления процессами социализации бизнеса в регионах

Механизм управления процессами социализации бизнеса в регионах

Содержание материала

Государственный план, учет и контроль

Нельзя не отметить, что эффективность государственного плана как центрального элемента механизма государственного управления подвергается сомнению в теориях противников государственного вмешательства в экономику. Наиболее жесткая форма теоретического отрицания плановых начал механизма государственного управления представлена сторонниками неоклассического направления. В частности, доказывая недостижимость целей социализма и невыполнимость его программ, Ф. Хайек писал, что централизованное планирование не может реагировать на изменение экономической ситуации так же быстро и эффективно, как рыночная экономика. Это обусловливается недостаточностью информации, поступающей плановым органам. Поэтому экономика любой страны развивается эффективно в результате действия стихийных рыночных сил, формирующих спонтанный хозяйственный порядок. Наша цивилизация, по мнению Ф. Хайека, сложилась не в результате исполнения чьего-либо сознательного замысла, выполнения поставленного плана, и намерений людей, а спонтанно.

Не отрицая стихийных начал в формировании экономического порядка, отметим, что сам автор говорит о следовании определенным традиционным нормам поведения, образующим его основу. По мнению Ф. Хайека, государство, пытающееся координировать хозяйственную деятельность, нарушает систему передачи информации (103).

Обратим внимание на то, что Ф. Хайек ставит вопрос об альтернативности управления экономическими процессами. Государство и хозяйствующие субъекты в его схеме функционируют по варианту «либо план - либо спонтанность», причем, субъекты рынка государству не подчиняется. Но такой проблемы не существует. Государство не выступает и не должно выступать альтернативным хозяйствующим субъектом. У него иная функция - создание благоприятной среды для жизнедеятельности всех членов общества, а не только хозяйствующих субъектов. Отметим, что мы противопоставляем не персонифицированных хозяйствующих субъектов и иных членов общества, а выполняемые ими функции. Одни и те же лица представляют в различных своих действиях различные же общественные функции, играют различные экономические роли. Именно различия ролей, причем, зачастую, одних и тех же лиц, образуют сложную и противоречивую систему взаимосвязей в обществе. Эта противоречивость делает необходимым и возможным использование в управлении процессами социализации бизнеса (наряду с иными) использование различных механизмов. Это же позволяет государству инструменты, свойственные рыночному механизму.

Выше мы показали, что целевая компонента данной формы — создание среды для функционирования всех экономических субъектов (включая само государство), институциональная компонента - власть.

Организационная составляющая должна обеспечивать реализацию обеих вышеуказанных компонент. В связи с этим полагаем целесообразным обратиться к взглядам исследователей теоретических и практических аспектов деятельности государства с акцентом на социальных процессах. К. Маркс писал, что государство в капиталистическом обществе (основанном на принципах рыночного саморегулирования) приобрело самостоятельное значение в качестве формы организации, гарантирующей права собственности и интересы какой-либо социальной группы. Но, исходя из общего контекста работы, следует, что это - не обязательно класс собственников капитала. К. Маркс называет в числе социальных групп, с которыми тесно связаны интересы государства: мелких земельных собственников во Франции времен бонапартизма, землевладельцев и землепользователей в ранних государствах (104). Ранние государства, по мнению цитируемого автора, выполняло функцию организации общественных работ (105).

Отметим, что любая функция в системе управления - это функция механизма управления - «функционирует» механизм, а не управление. На различных стадиях развития общества функции меняются, но основы механизма должны оставаться стабильными. В противном случае нельзя говорить о субъекте отношений, в данном случае - государстве, как о чем-то одном, едином на категориальном уровне. Ф. Энгельс писал о государстве, как об общественном органе, защищающем его общие интересы (106). Иначе говоря, государство представляет собой субъекта управления, наделенного властью, реализуемой в целях защиты общественных интересов.

В современных условиях государству нет смысла управлять производственными процессами, это обеспечивается рыночным механизмом. Но, заметим, что этот «лишенный цели» рыночный механизм действует разрушительно на различные экономические подсистемы. Поддерживать единство социума, обеспечивать «социальность» различных процессов он не в состоянии. Эта функция органически (по целевому признаку) свойственна государству.

Собственно говоря, это по смыслу не отличается от определенной нами целевой компоненты механизма - создания условий для функционирования экономических субъектов, относящихся к различным институциональным группам. Так, необходимость использования государственной власти в интересах не только буржуа, но и пролетариата, его социальной защиты, признавали и сами представители марксистской школы (107).

Не важно, что государство может обеспечивать реализацию интересов разных групп в различной же степени, важно, что эти интересы - общие. Так, в ранних государствах в соответствии со взглядами К. Маркса, Ф. Энгельса, общие интересы осуществлялись посредством организации общественных работ в сфере сельского хозяйства и строительства его инфраструктуры. В более поздние периоды, когда необходимость в организации подобных работ существенно уменьшилась (хотя и не отпала полностью) важнейшей внутренней функцией стало обеспечение компромисса между интересами социальных групп. На первый план вышли контрольная и регулирующая функции государства. Инструменты ее реализации - преимущественно нормативно-правовые. Суть механизма при этом сохранена - удовлетворение общественных интересов с более или менее выраженным обеспечением компромисса, в отсутствие которого условия для функционирования любых экономических субъектов становятся неблагоприятными. Из этого, собственно, и вытекает заинтересованность государства в реализации бизнесом социальных функций.

Впоследствии В. Ленин писал о необходимости выполнения государством функций учета и контроля: «Главная мера борьбы, мера предотвращения катастрофы и голода. Эта мера: контроль, надзор, учет, регулирование со стороны государства, установление правильного распределения рабочих сил, устранение всякой лишней траты сил, экономии их» (108). Инструменты реализации данной меры - приказ, принуждение, то есть реализация властных полномочий (109). В последующем цитируемый автор обосновал необходимость организации производства в общегосударственном масштабе (110). Контрольная, регулирующая функции становятся подчиненными (111). Понятно, что речь идет о производственной деятельности. В этом случае функции государственного механизма управления более широки - они охватывают весь спектр управленческих функций, необходимых для осуществления производственного процесса, причем без их ранжирования по степени значимости.

Понятно, что идея ликвидации товарного хозяйства требовала расширения функций управления. Это достаточно определенно показал А. Богданов, утверждая: «Новое общество основано не на меновом, а на натуральном хозяйстве, в котором доминирует «сознательно и планомерно организованное распределение» (112). В данном случае нет оснований дискутировать с цитируемым автором относительно главенства фаз воспроизводства. Для реализации цели государства - создания «системы порядка», можно сфокусировать внимание на одной базовой функции. Поэтому важен акцент, сделанный цитируемым автором на плановых основах деятельности государства.

Наряду с А. Богдановым А. Рыков считал плановую функцию ведущей в деятельности государственных органов. В отношении частных хозяйствующих субъектов роль государства, по его мнению, более скромная - учет и контроль (113). Аналогичную точку зрения высказывали С. Гусев, А. Кактынь, Л. Крицман, Г. Кржижановский (114). Развитие теоретических взглядов и практика деятельности И. Сталина закрепили плановую функцию государства в качестве доминирующей (115).

На протяжении нескольких десятилетий плановая функция государства реализовывалась в СССР в масштабах всего народного хозяйства. Обратим внимание на то, что основа механизма государственного управления была смещена, но не в сферу рыночного механизма, а в область функционирования хозяйствующих субъектов. Не оспаривая возможностей всеобъемлющего централизованного планирования на любом этапе развития экономики и в масштабах разных подсистем государства, заметим, что глобальный план, как аналог плана производственного субъекта вряд ли является прерогативой государства в целом. Да и нет смысла ставить вопрос о состоянии этого плана применительно к любым системам, которые могут трактоваться как государства. Уровень абстракции категории «государство» весьма высок, в его конкретных проявлениях можно выделить Древний Шумер или Древний Египет, Греческие города-государства, современные европейские государства с высоким уровнем развития форм рыночного управления, современную Россию, которая, собственно, и интересую нас в данном исследовании.

Выше мы показали, что наличие планового хозяйственного порядка является состоявшимся фактом, существовавшим на значительной территории и в разных социально-экономических, геополитических и институциональных условиях. Такой факт нельзя игнорировать и полагать его случайным. Случайностей такого масштаба быть не может.

Обратим внимание на лояльность Й. Шумпетера к системе государственного планирования. Он считал, что система планового ведения хозяйства не только возможна, но в ряде случаев даже более эффективна, чем рыночная. По его мнению, проблемы, с которыми сталкивается социалистическое хозяйство, проще поддаются решению, чем в обществе, основанном на рыночных принципах. Это объясняется тем, что одна из главных сложностей управления бизнесом заключается в факторе неопределенности, генерируемом рынком. Центральный орган плановой экономики, по мнению Й. Шумпетера, может и должен собирать, анализировать и распространять информацию, координировать процесс принятия решений (116). Заметим, что указанный автор, так же как противники планового хозяйства, противопоставляет механизмы рынка и государства, в чем нет необходимости - механизмы разных институциональных подсистем выполняют свои функции. Не в порядке доказательства, а в качестве иллюстрации отметим, что стохастическое движение молекул в камере сгорания не мешает целенаправленному использованию их энергии в двигателе.

Выше мы показали, что проблема заключается не в выборе механизмов рынка или государства. Государственное планирование в СССР привело к снижению эффективности экономической системы и серьезной структурной разбалансировке, особенно в период существенного роста масштабов национальной экономики. Однако решить вопрос о данной форме механизма государственного управления необходимо не с позиции подсчета ошибок, а с точки зрения выполнения им функций, адекватных роли государства в управлении экономикой.

Что и как планировать, прогнозировать, какие конкретные инструменты необходимо применять государству - это вопросы реализации формы в конкретных социально-экономических и институциональных условиях. Принципиальным является то, что план, как базовая форма государственного управления, обеспечивает условия функционирования социальноэкономической системы с любым устройством, предполагающим, что государство как таковое существует. В более или менее ограниченном временными и пространствами рамками обществе государства существуют как практическое воплощение его «идеи».

В наиболее абстрактном виде, которому соответствует форма механизма государственного управления, сформулировал понятие «государство» Г. Гегель: «А если какой-нибудь предмет, например, государство, вовсе не соответствовал своей идее, т.е. вернее, если бы оно вовсе не было идеей государства, если бы его реальность - наделенные сознанием индивиды - совершенно не соответствовала понятию, то это означало бы что отделились друг от друга его душа и его тело; душа отлетела бы в отдельные индивидуальности.

Но, составляя по существу своему их природу, понятие государства есть в них столь могущественный импульс, что они вынуждены придавать ему реальность (хотя бы лишь в форме внешней целесообразности) и принимать его таким, какое оно есть, иначе они должны были бы погибнуть. Самое плохое государство, реальность которого менее соответствует понятию, поскольку оно еще существует, все еще есть идея; индивиды еще повинуются властвующему (выделено нами. А.С.) понятию» (117). Как видим, у Гегеля форма государственного управления - власть. Мы полагаем, что речь в данном случае идет об институциональной компоненте формы, как в рыночном механизме - конкуренции.

Власть реализуется посредством действий. В противоположность конкуренции, где результат взаимодействия субъектов реализуется a-posteriori, действия государства, объединяющие экономических субъектов, имеют априорный характер. Так, у Гегеля - идея предшествует факту. Формой такого априорного объединения является план. Причем, план, соответствующий нормам поведения экономических субъектов, в той или степени устраивающий их. С другой стороны, план должен быть конкретизирован по таким параметрам экономической жизни, которые соответствуют общим представлениям экономических субъектов о состоянии среды, в которой им надлежит функционировать достаточно длительный период. В рыночной экономике государственный план должен быть формироваться для обеспечения социальной стабильности общества, применительно к бизнесу - для его социализации. На региональном уровне это обеспечивается формированием стратегического плана и необходимых для его реализации инструментов.

Стратегический план представляет основу общего хозяйственного порядка, сообщая участникам экономических процессов состояние среды на долгосрочную перспективу, в которой им придется осуществлять решение собственных экономических и социальных проблем. Изучение параметров стратегического плана позволяет представить в текущей и обозримой перспективе характер социально-экономических процессов, к которым необходимо адаптировать деятельность отдельных предприятий.

Формирование плана как формы механизма государственного управления опирается на сведения о действиях экономических субъектов. Однако, он не может сводиться к их обобщению. Любая система представляет собой нечто большее, чем совокупность составляющих ее частей, подсистем. Поэтому для обеспечения целостности системы нужно познавать ее, предвидеть результаты исходя из доминанты общего, то есть, государства.

Таким образом, отношения планомерного формирования условий для функционирования экономических субъектов составляют организационную основу механизма государственного управления.

Отсюда — все категории механизма государственного управления производны от государственного плана, тип и содержание которого определяются состоянием социально-экономических систем.

Форма механизма государственного управления на региональном уровне тройственна:

  • целевая компонента - создание условий для функционирования экономических субъектов;
  • институциональная компонента - власть;
  • организационно-экономическая компонента - стратегический план.

Механизм управления хозяйствующих субъектов связан с их ролью в общественной жизни. Механизм управления хозяйствующими субъектами в целом широко рассмотрен в научной литературе. Преимущественно речь идет об управлении производственными и, в целом, хозяйственными процессами, которые в общем виде выходят за рамки нашего исследования. В этой связи мы обращаемся только к тем сферам деятельности, которые касаются социализации бизнеса.

Выше мы характеризовали социальные функции бизнеса в регионах страны. Механизм управления социализацией бизнеса направлен на реализацию данных функций. В связи с этим обратим внимание на точки зрения исследователей проблем управления социализаций бизнеса на уровне предприятий. Обычно речь идет о корпоративных структурах и, соответственно, корпоративной социальной ответственности. В нашу задачу не входит детальный анализ соотношения категорий «социализация бизнеса», «корпоративная социальная ответственность» (КСО), поэтому обратимся к тем аспектам КСО, которые имеют прямое отношение к рассматриваемому механизму управления.

Корпоративная социальная ответственность

Анализ научной литературы по проблемам корпоративной социальной ответственности (118) показал, что наиболее полно раскрывает содержание механизма управления социальной ответственностью бизнеса Л. Никитина, подробно характеризуя различные его компоненты (119). В обобщенном виде механизм управления на уровне корпоративной социальной ответственностью (а, следовательно, и социализацией бизнеса) бизнес-структур представлен у Л. Никитиной следующими компонентами:

  • неспецифичные функции, свойственные любому управлению (планирование, организация, контроль, регулирование);
  • субъект управления;
  • инстанции ответственности (подразделения или конкретные люди, отвечающие за выполнение определенной функции);
  • общие функциональные императивы управления, специфичные для каждой системы (Л. Никитина включает в их состав: целеполагание, дезинтеграция цели в соответствии с функциональными обязанностями инстанций ответственности внутренняя и внешняя интеграция; адаптация к требованиям внешней среды; сохранение образца при его необходимой и достаточной трансформации),
  • состав ценностей (Л. Никитина выделяет в их составе применительно к КСО: качество продукции, справедливую цену, условия производства, состояние природной среды, достойные жизненные условия);
  • адресат ответственности (элемент управления, в отношении которого осуществляется некоторое действие (в составе адресатов Л. Никитина выделяет: акционеров, работников, менеджеров, кредиторов, потребителей, поставщиков, других деловых партнеров, местные сообщества, органы государственной власти и управления, конкурентов);
  • роли субъекта в процессе реализации функций механизма управления (участник гражданского общества, производитель, работодатель, инвестор, объект инвестиций, субъект инвестиций, участник конкурентной борьбы, участник социального развития;
  • частные функциональные императивы, соответствующие ролям субъектов управления и ценностям адресатов ответственности;
  • объект управления (то, за что отвечает субъект) - по версии Л. Никитиной он конкретизируется в соответствии с ролями субъектов управления;
  • стратегии взаимодействия субъектов, образующих систему (в цитируемой работе - систему КСО);
  • состав принципов, в которых реализуется система отношений (применительно к КСО цитируемый автор выделяет принципы: субсидиарности; необходимого и достаточного разнообразия инструментов управления; институционализации отношений в сфере КСО; интегрированности; подотчетности; адресности; целесообразного выбора объектов; баланса инновационности и консервативности; открытости; результативности, многоуровнево- сти);
  • уровни функционирования системы (применительно к КСО и социализации бизнеса: следование законам и иным нормативным актам; признание необходимости осуществлять социально ответственную деятельность в более широком контексте, чем требуют нормативные акты; социально ответственная деятельность, направленная одновременно на получение положительных эффектов во внешней среде и на самом предприятии);
  • стимулы (внешние или внутренние) или внутренние мотивы;
  • институты, обеспечивающие согласование действий субъектов управления.

Весьма сложная структура представленного выше механизма является теоретически обоснованной и в основной массе применимой к нашему объекту исследования - социализации бизнеса в силу ее функционального сходства с системой КСО. Однако, именно в силу повышенной сложности, она включает в себя элементы различного уровня абстракции, что затрудняет представление механизма в обобщенном виде. В связи с этим обратим внимание на принятые нами ранее аспекты механизма управления социализацией бизнеса - целевые, институциональные и организационно-экономические компоненты.